Почему после путешествия по Нарочанскому краю хочется обнять весь мир

365

Какой рыбе установлен памятник в Мяделе, что связывает известного советского композитора с местечком Шеметово и где сушат пуанты лесные балерины? Подробности — в материале корреспондента агентства «Минск-Новости».

В нынешнем году экскурсии по Беларуси востребованы как никогда. Из-за проблем с визами, перелетами, высоких цен на отдых в жарких странах многие обратили внимание на исторические, архитектурные и природные достопримечательности родной страны. Вот и наш автобус был полон. Маленькая, но важная ремарка от гида. С туалетами по-прежнему сложно. В придорожных кафе и на заправках всего 1–2 кабинки. А тут группа в 40 человек… Вот и посчитайте, сколько времени занимает санитарная остановка. Зато с обедами для путешественников ситуация заметно улучшилась. И маршрутов интересных появилось немало — от замков и храмов до Ельни и лавандовых полей. В общем, сделано в сфере внутреннего туризма немало, но еще есть над чем поработать.

Строптивый кузнец

Первую остановку делаем в Мяделе у самого озера Мястро, где мы так и не съели угря горячего копчения! Ибо оказался он угрем горячей сварки, то бишь памятником — единственным подобным в мире. Что только не делают туристы с рыбиной ради эффектного фото! Даже палец в рот кладут — все равно не откусит.

Почему после путешествия по Нарочанскому краю хочется обнять весь мирС названием озера связана любопытная история. Когда-то на его берегу жил молодой красавец кузнец. На его мастерской была прикреплена табличка со словом «стрэмя». Влюбилась в парня знатная дама и велела ему перебираться в ее дом… Но кузнец отказался, собрал свои пожитки — и поминай как звали. Разгневалась отвергнутая богачка и приказала разрушить кузницу. Поломанная табличка оказалась в воде, волны вынесли ее на берег. Нашедшие табличку люди сложили ее части, перепутав их. Получилось «Мястрэ». Так и стали называть озеро.

Свою историю Мядель ведет с XI века. Был здесь и средневековый замок, который полностью разрушили во время Северной войны (1700–1721). Он увековечен на гербе города. А вот костел Богоматери Шкаплерной — образец позднего барокко — и монастырь кармелитов уцелели!

Почему после путешествия по Нарочанскому краю хочется обнять весь мирКостел построен в 1754 году на средства, пожертвованные Антонием Кощицем. Согласно легенде, таким способом владелец Старого Мяделя исполнил свой обет — возвести храм, если в его семье появится долгожданный наследник.

Партизанский край

В деревне Нарочь (есть еще курортный поселок с таким же названием, куда мы заехали на обед) впечатлил неоготический костел святого Андрея. Выполнен из красного кирпича, фасад украшают четыре остроконечные башенки.

Почему после путешествия по Нарочанскому краю хочется обнять весь мирА живописный вид на озеро Нарочь открывается с обзорной площадки мемориала «Партизанам и партизанкам земли Нарочанской», что неподалеку от деревни Никольцы. Расположен монумент на высоком природном холме. Поблизости от этого места в марте 1944 г. партизаны бригады имени Ворошилова дали бой немецко-фашистским захватчикам, продвигавшимся со стороны Постав на помощь Мядельскому немецкому гарнизону. Длилось сражение более семи часов, оккупанты были уничтожены.

Озером Нарочь полюбовались, и гуляя вдоль берега. Кстати, длина береговой линии этого известного далеко за пределами страны озера — 41 км. Почти марафонская дистанция!

 

 

Гусь орлу брат

Следующая остановка — деревня Шеметово, где хорошо сохранились костел Божьей Матери и хозяйственные постройки, а также фрагменты старого парка.

Почему после путешествия по Нарочанскому краю хочется обнять весь мирОстались и несколько рыбоводческих прудов. В старые времена отсюда по 5 тонн рыбы везли в Вильно и Минск! Стражники с ружьями следили, чтобы птицы не таскали рыбу. За каждую пару вороватых лап-крыльев полагалось вознаграждение, рассказала экскурсовод.

В местном костеле в наши дни проходят органные концерты в память о Дмитрии Шостаковиче. Прадед композитора родом из Шеметово. Участвовал в восстании Кастуся Калиновского и был сослан в Сибирь, где и встретил будущую жену…

Витражи, которым более 100 лет, пережили две мировые войны.

Почему после путешествия по Нарочанскому краю хочется обнять весь мирУдивил и амвон в виде кубка (а не балкона, как обычно в костелах), держит его на спине орел, больше похожий на гуся.

Хлеба и зрелищ!

В деревне Комарово попробовали знаменитый хлеб из местной пекарни. Полбуханки съедаешь незаметно. Смачны! Здесь работает единственный в стране Центр развития сельского предпринимательства. Удачный бизнес-проект для местечка на туристическом маршруте. Инициировал создание этого бизнес-инкубатора Эдуард Войцехович, бывший в 1995–1996 гг. депутатом парламента. Комарово — его малая родина. К сожалению, бизнесмен, вдохнувший жизнь в Нарочанский край, умер в январе этого года… Планов у него было много, в том числе открыть здесь сыроварню.

Местная же усадьба Сулистровских (памятник архитектуры XIX — начала XX века) вид имеет удручающий. Рассыпается история на глазах… Я заглянула внутрь здания через окно — еще печальнее, чем снаружи. Ждут, пока дом превратится в «живописные» развалины?

Почему после путешествия по Нарочанскому краю хочется обнять весь мир

Размышления о вечном

Едем дальше — в старинное местечко Засвирь. Впервые оно упоминается в первой половине XVII века как имение Сырмеж рода Сасиных. Позже перешло во владение шляхтичей Зеновичей. В Великом княжестве Литовском они занимали разные государственные посты и славились тем, что возводили костелы и церкви, за что их называли духовными защитниками Отечества. В 1713 г. здесь по приказу Криштофа Зеновича построили Троицкий костел и монастырь кармелитов. До наших дней сохранились лишь остатки жилого корпуса. А вот костел, переживший немало трагических страниц своей истории, действующий. Сразу за ним — кладбище 1914 г., где похоронены солдаты Первой мировой. Три черных креста напоминают о том, что ни у одной войны нет благих целей. Все они несут страдания, разрушения и смерть…

Почему после путешествия по Нарочанскому краю хочется обнять весь мир

Ныряй поглубже в Глублю

Выныриваем из исторических водоворотов и погружаемся в птичьи трели, лесные запахи и маляўнiчыя краявiды. Шагаем по экотропе Национального парка Нарочанский к Голубым озерам. Благоухают ландыши-краснокнижники… Вот еще более редкое явление красоты народу — венерин башмачок. Белые туфельки дрожат на тонком стебельке. Будто крохотная балерина повесила на просушку изящные пуанты.

Почему после путешествия по Нарочанскому краю хочется обнять весь мирИзвилистые тропинки и лестницы ведут к озерам — жемчужинам ожерелья Нарочанского края. Глубелька, Глубля, Мертвое… У каждого своя легенда и свое очарование. Хочется остановиться, неспешно созерцать это природное великолепие, впитывая его каждой клеточкой тела и мозга… Дышать полной грудью. Раскинуть руки, пытаясь обнять мир… И вернуться сюда еще раз.

Почему после путешествия по Нарочанскому краю хочется обнять весь мирПутешествуйте, друзья. Здесь и сейчас.

 Источник: minsknews.by