Память и боль Кривичей: 80 лет назад в местечке фашисты убили 336 евреев

407

ВЕСЕННИМ днем 28 апреля 1942 года в Кривичи пришла страшная трагедия.

Уже в начале июля 1941 года солдаты вермахта в Кривичах создали гетто в районе улицы Пролетарской и приняли меры по изоляции евреев. Жителей местечка обязали ежедневно вывешивать флаги, цвета которых менялись по указанию оккупантов, причем евреям было предписано вывешивать флаги иного цвета, чтобы их дома можно было отличить. Еврейское имущество безнаказанно расхищалось. Синагога была разрушена, а книги разорваны и сожжены.

В апреле 1942 года начались первые «акции» (этим словом гитлеровцы называли массовые убийства). 28 апреля ранним утром в Кривичи приехали карательные отряды.

Житель местечка Франц Францевич Войтехович, в качестве свидетеля допрошенный в Кривичском НКВД 16 марта 1945 года, рассказал (орфография протокола допроса сохранена):

— 28 апреля в местечко прибыл карательный отряд СД с города Вилейка в количестве 100 человек. При содействии местной полиции окружили местечко и стали задерживать каждого еврея, который попадался им навстречу. Когда евреев на улице не стало, они начали всех евреев забирать из домов и подвалов и загонять за обгородку костела. Вокруг огородки стояли полицейские с пулеметами и автоматами. Остальные полицейские делали обыски и грабили оставшееся имущество. И которых сохранились в подвалах, убивали на месте. После двух часов этого дня изверги продолжали убивать этих граждан. Которые находились на территории костела, всех построили колонной, где большинство были дети и женщины. Их охраняли более 100 полицейских и немцев, погнали на площадь за местечком напротив школы, где находился один сарай. Мне это было видно через окно моего дома, как в метрах 50 от сарая всех раздевали и делали обыски по карманам и всей одежде, одновременно загоняли по 5 человек и стреляли своей рукой в каждого из пистолета, а которых ранили живые мучалися. А наконец всех людей загнали в этот сарай и подпалили бензином…

Жительница Кривичей Зинаида Яковлевна Кивако вспоминала:

— Отец сказал, что сегодня будет карательная операция против евреев. Нам запретили выходить на улицу, мы сидели на полу в сенях и в маленькое окошко подсматривали, как вели охраной колону евреев, затем стали идти подводы с трупами убитых людей. Отец мой, Яков Павлович Никулин, был военным фельдшером, часто лечил многих жителей еврейской национальности и знал их лично. Пристально вглядывался в знакомые лица и говорил: «Вот та девушка ранена, еще жива. Мужчина двигается на повозке среди трупов». Всех их сжигали в этом злосчастном сарае. Нам было очень страшно, еще долгое время в ушах стояли жуткие предсмертные стоны обреченных людей. В воздухе разносился смрад горящих человеческих тел. Несколько дней немцы не разрешали подходить к этому страшному месту. Но очень теплая погода и опасность возникновения инфекций заставили их предать земле останки убитых людей.

В тот день было заживо сожжено около 220 человек. Из 420-ти жителей местечка еврейской национальности погибли 336.

Средний возраст погибших — 29 лет. Наибольшее количество жертв 1900 года рождения — 13. Самыми пожилыми были Роха Симковна Цукерман и Меер Давидович Шуд — 84 года. Самыми маленькими — родившиеся в 1942 году Лиза Гордон, Давид Рубин, Шиман Шульман, Шмуйла Шэнкман. Всего детей в возрасте до трех лет погибло 11. Средний возраст погибших в 1942 году детей составлял 5 лет и 9 месяцев.

…Наши дни. Весна. Учащиеся 5 и 7 классов Кривичского УПК детский сад-средняя школа под крики возвращающихся с юга птиц молча очищают и красят памятную оградку, наводят порядок на месте массового уничтожения людей. Детские сердца не могут понять: в чём и перед кем были виноваты эти люди? Как один человек может стрелять в другого, живьем бросать в огонь маленьких детей? И понимают, что лишь память и трагический урок в истории нашего поселка научит нас жить без насилия и войн.

Елена ДЕВЯЛТОВСКАЯ, учитель истории Кривичского УПК д/с-СШ.