Права общей долевой собственности на имущество

Признание права собственности на долю в объекте недвижимости в судебном порядке может быть удовлетворено по требованиям граждан только при предоставлении достаточных и достоверных доказательств достигнутой договоренности о создании общей долевой собственности. При этом необходимо отметить, что к правоотношениям между супругами применяются положения брачно-семейного законодательства, которое предусматривает презумпцию равенства прав супругов в отношении их общего имущества. Частью 1 ст. 23 Кодекса Республики Беларусь о браке и семье определено, что супруги имеют равные права владения, пользования и распоряжения имуществом, относящимся к общей совместной собственности, независимо от того, на чье имя оформлено право собственности или кем из супругов оно приобретено.
В соответствии с п.п.1 и 2 ст.219 Гражданского кодекса Республики Беларусь право собственности на новую вещь, изготовленную или созданную лицом для себя с соблюдением законодательства, приобретается этим лицом.
Право собственности на имущество, которое имеет собственника, может быть приобретено другим лицом на основании договора купли-продажи, мены, дарения или иной сделки об отчуждении этого имущества.
Согласно п. 1 ст. 390 Гражданского кодекса Республики Беларусь договором признается соглашение двух или нескольких лиц об установлении, изменении или прекращении гражданских прав и обязанностей.
Из приведенных положений следует, что право общей собственности на имущество возникает в силу закона либо договора. При отсутствии гражданско-правового договора между сторонами в отношении правового режима реконструированного и вновь созданного имущества у суда не имеется правовых оснований относить это имущество к общей долевой собственности и, соответственно, определять доли истцов и ответчика.
Так, например, в заявлении с учетом дополнений С. указала, что решением суда от 26.07.2016 договор дарения дома, заключенный между ней и ее сыном Б., признан ничтожным. Ответчик зарегистрирован в спорном доме на основании вышеуказанного договора, ему направлено уведомление о добровольном выселении и снятии с регистрационного учета, однако последний эти требования не исполнил. Просила выселить Б. из спорного дома без предоставления другого жилого помещения, снять его с регистрационного учета.
Во встречных исковых требованиях Б. указал, что по соглашению с С. произвел реконструкцию спорного дома, в результате чего была создана долевая собственность с С. Ссылаясь на изложенное, просил признать за ним право собственности на доли в жилом помещении.
Решением суда за Б. признано право собственности на 267/1000 долей в жилом доме, в удовлетворении требований С. о выселении Б. отказано.
Определением судебной коллегии по гражданским делам решение суда оставлено без изменения.
Постановлением Президиума по надзорному протесту прокурора определение судебной коллегии по гражданским делам отменено и дело направлено на новое кассационное рассмотрение.
При новом рассмотрении дела судом кассационной инстанции решение суда отменено, Б. отказано в удовлетворении требований о признании права собственности на долю в жилом помещении, иск С. удовлетворен.
Отменяя решения, суд кассационной инстанции указал, что при обращении в суд с требованиями о признании права собственности на долю в домовладении истец не представил доказательств, бесспорно свидетельствующих о том, что обе стороны согласовали путем заключения договора или иным образом выразили свою волю на поступление спорного имущества в общую собственность, и в этих целях вкладывали свои средства в создание общей собственности.
Так, установлено, что истец по договору купли-продажи приобрела в собственность жилой дом. Решением сельисполкома истице разрешена реконструкция указанного жилого дома в виде строительства пристройки к дому и бани, реконструкции погреба.
Решением сельисполкома утвержден акт приемки одноквартирного, одноэтажного с пристройкой жилого дома. Государственная регистрация изменения капитального строения произведена на имя С.
Последовательность указанных событий свидетельствует о том, что намерений на создание объекта общей долевой собственности у сторон не имелось, о чем неоднократно заявлялось в суде С.
Из ее пояснений усматривается, что реконструкция дома произведена за счет ее личных денежных средств.
Кроме того, использование денежных средств на реконструкцию домовладения, а также факт проживания истца в указанном жилом помещении, бесспорно не подтверждает наличие между сторонами соглашения о создании общей долевой собственности и вложение именно с этой целью истцом денежных средств в строительство и реконструкцию объекта недвижимости.
Указание в решении суда первой инстанции, в качестве обоснованности заявленных требований истца, на наличие расписки о передаче третьими лицами денежных средств Б. для строительства и реконструкции дома, не может служить законным основанием для удовлетворения требований, поскольку данная расписка не является доказательством того, что денежная сумма в указанном размере была направлена непосредственно на оплату выполненных работ по созданию объекта недвижимости.
Таким образом, принимая во внимание, что рассматриваемые правоотношения связаны не с истребованием вложенных в реконструкцию дома денежных средств, а с приобретением истцами права на долю в домовладении, то при отсутствии в материалах дела доказательств того, что между сторонами имелось соглашение о создании общей долевой собственности на объект недвижимости с конкретным определением долей каждого, требования истца не подлежали удовлетворению.

Т. Легчина.
Старший прокурор
отдела прокуратуры Минской области, младший советник юстиции.



18 Студзень 2019.   Каментарыі: Comments Off.    Размешчана ў Афіцыйна

Каментаванне закрыта

Рубрыкі

Надвор'е ў Мядзеле

pogoda.by

Пошук у архіве сайта

Навіны краіны

Апытанне

Што больш за ўсё вам падабаецца адрамантаваннага і новага ў горадзе?

View Results

Loading ... Loading ...

Фотападарожжа

Касцёл у Мядзеле   возера Мястра  возера Глубелька Рэчка Нарачанка

Пабрацімы Мядзела