Слово — эксперту

У ПРОСТЫХ обывателей мнение о работе судэкспертов формируется в основном по отечественным и зарубежным сериалам, где криминальные истории разворачиваются одна запутаннее другой. Но, по словам заместителя начальника управления Государственного комитета судебных экспертиз Республики Беларусь по Минской области Сергея Парфёнова, их деятельность не имеет ничего общего с сюжетами кинолент и зачастую у специалистов вызывает только улыбку. С Сергеем Александровичем договорились встретиться во время его очередного служебного визита на Мядельщину. Представитель этой необычной и молодой структуры (Госкомитет судебных экспертиз начал свою деятельность летом 2013 года) с лёгкостью согласился поделиться некоторыми профессиональными секретами, личными фактами из биографии, поучительными историями и в целом познакомить жителей района с направлениями деятельности службы.

— Сразу хочу отметить, что Госкомитет был создан на базе Государственной службы медицинских судебных экспертиз, экспертных подразделений органов внутренних дел, органов и подразделений Министерства по чрезвычайным ситуациям, Вооруженных Сил, Министерства юстиции Республики Беларусь, — вводит в курс дел Сергей Александрович. — Сегодня наши специалисты проводят всевозможные виды экспертиз: судебно-медицинские, биологические, химические, криминалистические, технические и другие, по результатам которых устанавливается причастность конкретных лиц к преступлению. Наши знания в области криминалистики необходимы при раскрытии и расследовании преступлений, при направлении дел в суд и так далее. И зачастую задача состоит в том, чтобы не допустить осуждения невиновного человека. Мы фиксируем все обстоятельства происшествия, проводим фотосъемку, помещаем в упаковку все вещественные доказательства. Большую помощь в последние годы оказывает геномная экспертиза, которая все чаще играет решающую роль в расследовании многих уголовных дел. Преступник даже не догадывается, что его гениальный план впоследствии сорвется из-за микрокусочка ногтя или упавшего волоса.
Сергей Парфёнов как судебно-медицинский эксперт в профессии давно — с 1996 года. А начиналось все с детской мечты сделать мир лучше. Он, как и многие его сверстники, увлекался чтением книг о войне, смотрел кинофильмы о мужественных и справедливых людях в погонах, которые выводили преступников на чистую воду. Но потом решил, что будет помогать людям в качестве врача, и подал документы в мединститут. К сожалению, получилось не так, как хотелось: баллов для поступления не хватило, пришлось идти служить в армию, попал в Афган. Но настойчивости молодому человеку было не занимать, и он все-таки поступил в желанный ВУЗ. Его привлекала хирургия, но, познакомившись с судебной медициной, решил, что это отличная возможность связать выбранную профессию с детской мечтой изобличать преступников.
— В новой структуре курирую в основном медицинскую деятельность, но приходится вникать в суть криминалистической и прочих экспертиз, — рассказывает Сергей Александрович. — Сын изначально тоже выбрал гражданскую профессию и закончил БГЭУ, но сейчас он — криминалист, лейтенант юстиции. Как видите, чтобы попасть в нашу структуру и стать экспертом, не обязательно иметь, скажем, диплом Академии МВД Республики Беларусь. Можно прийти, будучи врачом, программистом, строителем и так далее и, если есть желание, сделать военную карьеру.
Профессия судебного эксперта — не из лёгких. Сергей Александрович говорит, что в любое время суток могут вызвать на место происшествия. Это может быть ночью, в любом месте, при различной погоде. А утром уже надо дать ответы на многочисленные вопросы: от чего наступила смерть, когда, как и тому подобное. Да, тяжело, но в то же время и интересно решать такие «головоломки», шаг за шагом распутывая клубок загадок. Примечательно и то, что в профессию последнее время все больше идут представительницы прекрасного пола. Что привлекает молодых девушек в столь не женской работе? Опытный сотрудник утверждает, что деятельность, связанная с судебной экспертизой, на самом деле не так опасна для женщины, как многие могут предполагать, как та работа, с которой сталкиваются, например, сотрудники правоохранительных органов. Здесь зачастую важно на месте происшествия всё правильно обнаружить, зафиксировать и изъять. Далее — назначить и провести нужные экспертизы, результаты которых помогут составить картину происшествия и раскрыть преступление. Важную роль здесь играет оперативность, так как преступники хотят выиграть время и «замести» следы. К примеру, иногда происходит имитация самоубийства, причем таким способом, который без специальных исследований выявлен быть не может. Каким образом завязана петля, из чего она сделана, на какой высоте находился повешенный над уровнем земли, характер странгуляционной борозды, которая остается от давления петли, телесные повреждения — преступник не может уловить все нюансы, на которые специалисты обязательно обратят внимание при проведении исследований.
Пример из жизни? У Сергея Парфёнова их много. Лет семь назад недалеко от города на суке дерева обнаружили тело мужчины. Первый вопрос, который возникает в таком случае: сам или помогли? При осмотре места происшествия установили, что сук находится на такой высоте, куда человеку без лестницы не добраться. Карабкался по стволу? Вряд ли, на одежде и кистях рук не было следов соприкосновения ни с деревом, ни со мхом. Позже выяснилось, что и странгуляционная борозда не носила прижизненного характера. Вывод напрашивался сам собой: человека задушили и повесили, сымитировав самоубийство. Провели дополнительные исследования, огласили результаты следствию. Собутыльников, причастных к преступлению, нашли в считанные дни.
Или более давняя история. Произошло ДТП, во время которого автомобиль опрокинулся, водитель остался жив, а мужчина, находившийся в салоне на заднем сиденье, погиб. Эксперты, обследуя тело, помимо механических повреждений, которые носили посмертный характер, обнаружили признаки асфиксии, кровоподтеки в области шеи, которые были получены явно при жизни. Эту информацию тут же сообщили в местную прокуратуру, и уже через два с половиной часа преступление было раскрыто. Стали известны ужасающие подробности. Сын без разрешения отца взял автомобиль, пригласил друзей и отвез всю веселую компанию на родительскую дачу. Неожиданно туда приехал отец и дал взбучку 18-летнему отпрыску. Будучи уже наедине, взбесившийся сын набросился на отца и задушил его. А затем загрузил в машину и повёз закапывать в лес. Не довез. Видимо, сильно нервничал, т. к. не справился с управлением, машина вылетела в кювет. Но молодой человек не растерялся и решил, что таким образом можно инсценировать смерть отца в результате ДТП. Но мы же знаем, что нет ничего тайного, что не стало бы явным.
— При падении с высоты также важно понять: это выбор человека или его кто-то толкнул? Все карты раскрывать не буду, но скажу, что в подобных случаях наряду с судебно-медицинскими методиками применяются и физико-математические, — поясняет Сергей Александрович. — Вычисляем траекторию падения тела, выясняем, придавалось ли ему ускорение. Также принимается во внимание наличие предсмертной записки, которую некоторые самоубийцы специально кладут в карман, чтобы ветром не сдуло. Был случай, когда один товарищ съел эту записку, и впоследствии ее обнаружили в желудке, причем она была вполне читабельна.
Вспомнил судебный эксперт и оправдательный случай, когда на кольцевой дороге обнаружили труп молодого человека с множественными телесными повреждениями. Со слов водителя, который переехал мужчину, он его не заметил: было темно, да и скорость движения не позволяла резко остановиться. Но все же водитель вызвал милицию. Во время разбирательств эксперты выяснили, что помимо повреждений, характерных для переезда, имеются и признаки падения с высоты. Более того, это и стало причиной смерти юноши. Запросили фотографии места происшествия. Оказалось, что в этом месте над дорогой проходил мост, с которого, как затем установило следствие, человек и прыгнул на проезжую часть. Водителя оправдали, и он теперь живет с чистой совестью.
К чему эти криминальные истории? Они показывают, насколько работа судебного эксперта требует педантичности, кропотливости и глубоких знаний. Они не имеют права на ошибку, ведь на кону стоит жизнь человека. Сергей Александрович отметил, что его коллеги на месте происшествия также независимы, как любое другое процессуальное лицо. Они призваны оказать помощь следователю.
— Знаете, среди моих коллег очень много рыбаков, есть и те, кто увлекается охотой, — снимает градус напряжения разговора Сергей Александрович. — Мне же больше по душе — лес. Видимо, настрелялся в свое время. Идя с лукошком по лесу, забываю обо всем на свете. Жена шутит, что я обеспечиваю грибами всех друзей и родственников. Но ведь на самом деле природа очень расслабляет, успокаивает. Если говорить об усталости или профессиональном выгорании, то не думаю, что у нас дела обстоят хуже, чем в какой-либо другой сфере. Как вы считаете, доволен ли своей профессией человек, который был назначен возглавлять районное подразделение в 1971 году и работает до сих пор? А у нас есть такой в Солигорске. Профессию или любишь, или не любишь. Я и мои коллеги нацелены на оказание помощи гражданам, на раскрытие преступлений всеми имеющимися у нас средствами и методами. Для этого наш комитет полностью оснащен. Поэтому могу заверить, что с нашей сложной задачей справляемся.
Инна ЯРЧАК.

Фото Александра Высоцкого.



11 лiпеня 2017.   Каментарыі: Каментароў няма.    Размешчана ў Грамадства

Пакінуць каментарый

Рубрыкі

Надвор'е ў Мядзеле

pogoda.by

Пошук у архіве сайта

Навіны краіны

Апытанне

Што больш за ўсё вам падабаецца адрамантаваннага і новага ў горадзе?

View Results

Loading ... Loading ...

Фотападарожжа

img_4257 223_ Лебедзі на Нарачы _dsc1133-3

Пабрацімы Мядзела